Михаил Брацило (tushinetc) wrote,
Михаил Брацило
tushinetc

Categories:

Александр Фёдоров: "Мне нравится работать с детьми"

В преддверии открытия столь необычного театрального сезона Москультура поговорила с художественным руководителем Детского музыкального театра юного актёра Александром Львовичем Фёдоровым, который рассказал о тонкостях работы с детьми, о проделках детей, ставших взрослыми "звёздами" и о планах театра.

- Почему вы решили работать с детьми?

- Вы знаете, не было никакого специального решения о работе с детьми. Всё происходило постепенно. И это тоже исходит из детства. Просто в детстве так случилось, что в моей жизни было не сколько людей, который к нам детям относились очень серьезно. И, наверно, этот дефицит общения с серьезными взрослыми людьми, когда тебя считают не просто маленьким ребёнком с ограниченными умственными возможностями, именно этот дефицит и привел к тому, что возникло желание работать с детьми. Но повторюсь, что не было такого специального решения. Всё получилось само собой. Я хотел быть учителем литературы и мне очень нравилась моя будущая профессия. Думаю, что это было из-за нашего учителя литературы – Скороходовой Елизаветы Андреевны - до сих пор помню этого замечательного учителя. Это, кстати, один из тех людей, которые относились к нам даже не как к ученикам, не как к школьникам, а как к личностям. Наверное, моё желание, чтобы в будущем вот так же относиться к детям – оно и спровоцировало мою будущую профессию и работу с детьми. Над всем всё равно существует Бог или же судьба, кто как это называет, и для меня работа с детьми была предрешена.


Фото: пресс-служба


- Чему вы учите детей?

- В первую очередь добру. Мы учим их не просто слушать, но слышать и не просто смотреть, но видеть. Наверно, это самое главное. То, что мы бы хотели привить ребёнку в нашем театре – умение видеть глубже, чем мы видим глазами. Видеть что-то за человеком. Видеть второй план, третий план. И слышать, что стоит за словами. Не всегда слова верны и правдивы. И рассмотреть то, что стоит за ними – научить этому задача не только нашего театра, но любого театрального вуза. Именно слушать и видеть. Ну, а если говорить сугубо о нашем театре – мы учим уметь понимать друг друга, уметь видеть партнёра, уметь с ним общаться, уметь общаться со зрителем. Этого сейчас так не хватает. Ведь дети очень часто существуют в такой паре – я и компьютер, я и какой-то гаджет. Это, на мой взгляд, не очень верно. Ребёнку нужно живое общение – живое общение со сверстниками, живое общение со взрослым лидером, живое общение с публикой. Могу сказать, что все ребята, которые прошли наш театр, в будущем становятся успешными людьми. Может я и похвастаюсь, сказав, что все 100% стали успешными, но давайте остановимся на 99,9%. Первопричина этому, что эти люди умеют общаться, умеют слышать и умеют видеть.

- К каждому ребёнку нужен свой особый подход. Как вы этот подход, этот ключик находите?

- Конечно, каждому ребёнку нужен свой особый подход, но есть определенные ключики – у меня этот ключ один. Дети – мои партнёры. Это существа, которые абсолютно равны мне – равные мне по рождению, равные мне по тому, что они тоже люди. Конечно, они не равны мне по количеству знаний, которые есть у меня и у них, но по ощущениям добра, зла, света, радости и печали – они такие же, как я. Они также видят красоту, наслаждаются ею, прислушиваются. Мы не просто похожи – мы одинаковы в нашем поиске и ощущении красоты. И это главный ключик – относится к ребёнку, как к полновесной личности. Не как к человеку, который когда-то вырастит и вот тогда-то мы с ним будем говорит. Нет. С ребёнком нужно говорить сейчас, когда ему 4 года, 5 и 6 лет. И говорить на интересные, не на взрослые, а именно на интересные темы. Что такое интересные темы? Тема добра и зла, тема счастья, тревоги, родины, любви, природы. Вот это те темы, которые вполне возможны в общении с ребёнком. И не просто возможны, а необходимы. В этом и весь ключик - относиться к ребёнку, как к полновесной личности.

-Тяжело ли работать с детьми?

- Тяжело яму копать, если тебе не нравится её копать. А если ты копаешь яму для того, чтобы посадить дерево в эту яму, то труд твой радостен. Ты счастлив, когда ты трудишься. Труд приносит тебе радость. Точно так и работа с детьми. Может какие-то воспитательницы вам и скажут, что были бы рады уйти на пенсию и больше не работать с детьми – значит это не их работа. Мне нравится работать с детьми. Усталость – она счастливая усталость. Ведь я знаю, что я устал потому что сегодня я смог многое дать детям, потому что было общение с ребятами, потому что была интересная и трудная работа. Нет, работа с детьми не столь трудна – она в радость.

- Родители отдают в театр своего ребёнка ещё ничего не умеющего. Через какое-то время они видят его на сцене, его игру и перевоплощение в различных персонажей. Как они реагируют на это? Есть ли такие родители, которые против того, чтобы их ребёнок учился на актёра? Как вы уговариваете таких родителей, чтобы их ребёнок продолжил актёрское образование?

- Мне очень интересно смотреть на родителей, когда они видят своих детей на сцене, когда зал аплодирует им, когда кричат «Браво». Я вижу, что они горды за своего ребёнка. Многие родители говорят, что с тех пор как ребёнок пошел в театр, жизнь нашей семьи стала театральной. Они посвящают свою жизнь театру. И жизнь многих семей меняется, становится театральной – они интересуются театром, интересуются театральными проблемами, не только нашими проблемами, но и проблемами других театров. Конечно, театр входит в семью каждого ребёнка. Кто-то против того, чтобы ребёнок шел в театральные институты? Ну, есть родители, которые не чтобы против, но которые прекрасно понимают, что их ребёнок получил какую-то информацию, получил знания пока она посещал театр, но дальнейший путь ребёнка они видят связанным с некой другой профессией. Мы обычно с этими родителями соглашаемся, ведь родители лучше знают своего ребёнка. Но крайне редко, практически 1-2 человека за 30 лет существования театра, мы проводили беседы с родителями, которые были явно против театральных способностей своего ребёнка. Мы пытаемся держать связь с родителями и действовать с ними в тандеме. Мы никогда не бываем против родителей, ведь родители – самые большие друзья своих детей. Они знают своего ребёнка, видят его и желают ему счастья. Мы же, педагоги и я лично, общаемся с родителями, советуем идти или не идти в театральный институт, и практически всегда родители с нами соглашаются.

Есть и обратная сторона. Существуют родители, мы их называем «проектные родители», которые наоборот стараются, чтобы их ребёнок прошел все возможные кастинги, конкурсы, фестивали. Ребёнок везде, его отправляют во все проекты, какие только возможно. Я думаю, что родители этим самым пытаются восполнить нишу в собственной жизни, собственного либо неуспеха, либо недостатка внимания и хотят, чтобы их дети были великими и признанными. Мы стараемся работать с такими родителями, хотя это и очень сложно, стараемся объяснить им, что ребёнок, который так много «съел» в жизни, у него может начаться обратна реакция, так сказать «изжога на успех». У нас были такие ребята, которые даже были лицами Первого канала, которые участвовали во всевозможных масштабных проектах страны, а потом сами, не смотря на талант и определённый пройденный путь, уходили в совершенно другую область. И когда я встречал эти детей и спрашивал, почему они не пошли дальше, они отвечали, что им надоело, что они устали. Нельзя перегружать ребёнка. Всё должно быть естественно. Путь должен быть спокойным, профессиональным и правдивым. А с такими родителями мы пытаемся работать, но не всегда это удаётся.

- Как театр пережил карантин? Были ли онлайн-репетиции или онлайн-занятия с детьми?

- Карантин мы пережили достаточно спокойно. У нас не прекращались занятия – мы перевели их в онлайн-режим. И все дети нашего театра, и труппа, и студия и даже дошколята, занимались с нашими педагогами. Конечно, это было не так просто – в начале было трудно адаптироваться. Сама форма общения детей и педагогов через экран компьютера, она очень отличается от привычного нам прямого общения, была в новинку, но мы смогли сделать её удобной, интересной и продуктивной. У нас не было определённого закона, как именно должны проходить такие занятия. Поэтому у педагогов была возможность делать это по-своему. Например, кто-то из педагогов записывал свои занятия и передавал через социальные сети детям, дети просматривали материал, выполняли домашнее задание, записывали его и отправляли обратно педагогам, педагоги оценивали работу и разбирали её с детьми в режиме онлайн. У каждого педагога был свой подход. Поэтому мы пережили этот карантин достаточно спокойно. И даже сейчас у нас идёт уже третья смена кинолагеря, когда в онлайн режиме дети занимаются с нашими педагогами театральными дисциплинами, учатся работать с оператором и гримом, а впоследствии, с помощью новых навыков, совместными силами снимают фильм. По единому сценарию, который пишут наши педагоги и сценаристы, каждый ребёнок снимает маленькие кусочки по своей роли, отправляют их в общую корзину, а уже из этой общей корзины наши педагоги делают реальный фильм. Это очень интересный опыт, который уже третью смену мы реализовываем с нашими ребятами.

- Какие звёзды, будучи детьми, начинали свой творческий путь в вашем театре. Есть ли какие-то воспоминания о них: может быть кто-то любил похулиганить, а кто-то наоборот был тихоней?

- Театр выпустил немало известных актёров и деятелей искусства. И с каждым годом они старше известнее и интереснее, появляются новые звёзды. У нас есть свои лауреаты Золотой маски, лауреаты Кинотавра, лауреаты Ники. Можно сказать, что у театра уже есть хороший послужной список. А о том, какие они были? Думаю, всех интересует Николай Басков, каким он был в детстве. ОН был неспокойным ребёнком, иногда хулиганистым, но очень ярким и интересным. Один из самых запоминающихся случаев - когда в мае месяце мне позвонил директор школы 1113 Наталья Святная, школа находится через дорогу от театра, и сказала, чтобы я немедленно приходил в школу, потому что Коля Басков срывает уроки. Я пришел в школу и увидел такую картину: у Коли была учительница, кажется, биологии, которую звали Матильда, она его выгнала из класса за какую-то провинность, он вышел на улицу, ходил вокруг школы и пел арию из оперы «Иоланта» «Кто может сравниться с Матильдой моей». Вся школа открыла окна, у него всегда был очень сильный голос, чтобы послушать его, и уроки были сорваны. Вот один из примеров, как вели себя будущие звёзды.

Лера Ланская была очень упорной девочкой. Она замечательно танцевала, много работала и каждый капустник приносила свои, придуманные и созданные ею, танцы и целые номера. Лера всегда была очень серьезной, активной и нацеленной на будущее девочкой.

Если говорить об Александре Сиваеве, лауреате Золотой маски, об одном из лучших художников по свету Российской Федерации, он был, как сейчас говорят, немного разгильдяйским парнем, очень весёлым, очень смешным, невероятно высоким, с потрясающим чувством юмора. И на всех гастролях он всегда смешно шутил не только над своими товарищами, но и над педагогами. В одной из поездок, они знали, что я очень люблю копченную курицу, пока я спал Саша со своим другом Илюшкиным Артуром развесил в моём купе куриные ножки на верёвочках, а когда утром я проснулся от запаха, то увидел, что всё купе в этих копченных ножках, которые раскачиваются взад-вперёд над моей головой.

Ну, а если говорить о том, кто был тихоней, то у нас была такая девочка Стелла Мотина, очень тихая девочка, которую всегда приводила бабушка. Сейчас Стелла – ведущая солистка оперных театров Германии – Берлина, Гамбурга, с великолепным сопрано, которая исполняет ведущие партии в оперных спектаклях не только в Германии, но и в других странах Европы. Это наша гордость.

- Вы входите в жюри «Театрального батла. Нет ли идеи сделать такой батл между детьми-актёрами разных театров?

- «Театральный батл» – вещь интересная, серьезная. Мы недавно с Максимом Драчениным беседовали и, наверное, в следующем году мы продолжим историю «Театрального батла» между детскими театральными командами. В прошлом году такой театральный батл был. В нём участвовал наш театр и детская театральная студия театра Российской армии. Мы выиграли это состязание. Ну, а идея батла она жива, и мы будем пробовать продолжать это.

- Расскажите, пожалуйста, о планах театра, какие новые постановки ждут зрителей в новом сезоне?

- Планы большие. Надеемся, что коронавирус больше нам не помешает. В наших планах выпуск спектакля для самых маленьких «Федорино горе», выпуск спектакля, который уже давно ждёт своего выпуска, «Республика ШКИД», есть в планах театра музыкальный спектакль «Волшебник Изумрудного города», музыка молодого и очень интересного композитора Евгения Загота. Вот такие планы у нас на этот сезон. Ну, и конечно самый главный план – это переезд в новое здание, освоение этого здания, перевод спектаклей на новую сцену – это всегда сложно. Самые главные планы – это вдохнуть жизнь в новое здание.

Беседовал Михаил Брацило / Москультура

Это было задание #66 марафона #92днялета

Подписывайтесь на мой канал "Культурная история" на Дзен

Читайте и подписывайтесь на самый культурный проект МосКультУра

Присоединяйтесь в друзья! Всем всегда рад!

Читать вКонтакте Смотрите в Instagram Читать в Facebook Дружить в ЖЖ


Tags: #92summerdays, #92днялета, Александр Фёдоров, ДМТЮА, Дети, Интервью, Культура, Москультура, Театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo tushinetc june 4, 2013 07:33 2
Buy for 10 tokens
Друзья, у меня появился промо - блок! Правила размещения: Не допускается реклама финансовых пирамид, порнографии, религиозных сект, всего, что нарушает законодательство РФ. Цена: всего 10 жетонов За злостное нарушение правил, доступ к размещению ссылок в промо-блоке будет запрещен автору…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments